Друзья, мне больше нечем платить аренду сервера для CJCity. Подробнее...
^ Вверх
Статьи / Теория и практика

Пишем бас

Как, по-вашему, бас — сложный инструмент для записи? Мало кто ответит отрицательно. Басисты работают в диапазоне, граничащем с частотой восприятия: нижняя струна “ми” контроктавы — 41,2 Гц, а на 5-струнных басах — “си” субконтроктавы — 30,8 Гц. В этой области звукового спектра ноты легко становятся размазанными, расплывчатыми и мутными.
Но бас не всегда звучит низко. Когда басисты играют слэпом, они выдают и частоты, доходящие до верхнего предела диапазона. Трудностей кажется мало? Вспомни, что бас — очень динамичный инструмент, и поскольку нижние частоты несут в себе много энергии, и порою есть риск перегрузить дорожку, а то и весь микс, хотя басовая партия едва различима.

Сделать басовый звук в студийных мониторах чистым, тугим, отчетливым, глубоким и мощным — задача не из легких. На концертах это не всем удается, ибо, как ни прискорбно, наши концертные инженеры любят “бочку” больше всех и вся, даже больше ведущего вокалиста. Хотя, по идее, на концертах как со звуком, так и с исполнением, справиться легче. Диапазон громкостей — не особая проблема: звукорежа сдерживает лишь болевой порог зрителя или законодательство о бытовых шумах. (Надеюсь, также сострадание и хороший вкус!) Но в звукозаписи мы здорово ограничены: динамический диапазон компакт-диска около 90 дБ, а это уже диапазон человеческого уха, у кассеты он еще меньше. В итоге записанную музыку приходится “втискивать” в диапазон носителя.

И до кучи еще одна карта: низкие звуки не церемонятся с динамиками. Если мой “Маршалл” стонет от удовольствия при ударе струны, то дешевые домашние колонки, автомагнитолы и “мыльницы” слишком слабы и малы, чтобы передать басы. И тогда либо баса нет, либо он искажен. Если он уже не порвал диффузор — что ты хочешь от бытового динамика?

Куды ж бечь бедному басисту? Раскроем десяток “фишек”, облегчающих жизнь, когда мы опускаемся в глубины студии. Эти приемы пригодятся всем. И тем, кто за тяжеленными двойными дверями и тройными окнами проводят ночи напролет, глядя в перископ компьютера и поджидая крупнотоннажную ноту, и тем, кто впервые нырнул в чистую реку домашней демозаписи. У исполнителя, инженера и продюсера сегодня цель одна — сделать партию баса и его звук более интересным, ощутимым и... чтобы он был.

ЧЕГО ХОТИМ, КОГДА ПИШЕМ?

Говорят, что Единственное Правило Студийной Записи то, что нет никаких правил — но это не стопроцентно. В чисто художественном плане — очень возможно. Но если ты хочешь иметь как можно более профессиональную запись, придется попотеть, но достичь нескольких качеств, присущих хорошим пластинкам

Запись должна быть бесшумной. Нет ни одной профессиональной записи, которая звучит, будто ее делали в кузнечно-прессовом цехе. (Речь идет о записи музыки).

Запись должна быть чистой. Даже если ты перегружаешь бас, записанный на пленку сигнал должен иметь не больше искажений, чем сигнал пришедший с “овердрайва” на магнитофон. Исключение здесь сделаем любителям очень “грязного” звука, которые знают, как перегрузить вход пульта или магнитофона.

Запись должна быть прозрачной. Если где то в процессе записи исчезнет “верх”, то конечный результат — глухой звук.

Запись должна иметь конкурентоспособный уровень. На это часто не обращают внимания. В книжке по психоакустике сказано: музыка звучит лучше, если прослушивается громко. (То-то сейчас обрадуются недоросли. Хотя все мы были такими). Это происходит оттого, что человеческое ухо более чувствительно к средним частотам, нежели к высоким и низким. Поднимая громкость, мы делаем “низ” глубже, а “верх” ярче. И когда глава фирмы грамзаписи или программный директор радиостанции слушает кассетку наряду с другими, та, что записана с максимально возможным уровнем (без перегрузки, ясный перец), субъективно звучит лучше и оставляет большее впечатление. Конечно, слушатель может поднять громкость, но это повысит уровень сопутствующего шума. Но не лучше ли, если кассетка зазвучит сразу хорошо, с полоборота, без долгого подкручивания ручек? На эту тему мы планируем опубликовать мнение корифея звукорежиссуры Сергея Титова из компании “Эй-Ти-Трэйд”.

ПИШЕМ ИСТОЧНИК СИГНАЛА

Это самое важное звено. Как бы ни хороша была студийная аппаратура, если для начала ты завалил сигнал, тебя уже ничто на свете не спасет, по крайней мере, без досадных побочных эффектов. Стоит начать с приличного инструмента с хорошими звучками и схемотехникой. Собственно, играет роль весь тракт: струны-звучки-электроника-разъем-кабель-разъем-усилитель (или гнездо, идущее в пульт). Если звание звезды тебе пока не светит, имеет смысл арендовать или “стрельнуть” бас у профессионала. Постарайся взять самый лучший инструмент, который сможешь найти — с хорошим и чистым звуком, и чтобы ни звучки, ни схема у него не шумели и не фонили. В профессиональных студиях иногда бывают инструменты — бери и пиши.

Попробуй укротить фонящий бас, поискав поблизости машины с электродвигателями: вентиляторы, пылесосы, а также световые источники. Лампы дневного света и световые регуляторы (с тиристорами) отравляют звуковой тракт и жизнь басистов, да и гитаристов. Редкий концерт не был подпорчен стойким фоном от светового оборудования. Верный способ избавиться от фона и радионаводок — медленно покрутиться с инструментом. Фон — это паразитные электромагнитные поля, которые невидимы, но “нащупать” и отвернуться от них можно. Для ускорения процедуры советую задрать “верх” на комбике или пульте: вся “нечисть” сразу вылезет. Не стоит изменять тембры бас-гитары, если нет своего яркого, характерного звука, присущего Вашей замечательной манере или Вашему уникальному стилю. Лучше сделать это на микшерском пульте, эквалайзеры которого дадут твоей басухе большую фору. В конце концов, никакой студии не чужды ломовые графические эквалайзеры, которые “уберут” любой пульт. В случае активной электроники попробуй переключиться в “пассивный” звук: он изредка становится тише и чище.

ПИШЕМ НАПРЯМУЮ

Прямую, или непосредственную, запись придумали инженеры Джефф Эмерик и Кен Таунсенд, записывая с БИТЛЗ “Сержанта Пеппера”. Бас, гитара или клавишные включаются прямо в микшерский пульт. Сигнал с него не пропускается через усилитель, колонку и микрофон, как это делали инженеры в раннем рок-н-ролле. Звук нисколько не меняется и не окрашивается (шумами).

Но вот незадача: просто воткнув “джек” басового шнура в пульт или магнитофон, ты получишь тупой, безжизненный звук. Причину объяснять долго, но в принципе это несоответствие сопротивлений электроники бас-гитары и пульта/магнитофона. Что мы имеем? Да полный “завал” высоких — тех частот, на каких бас сверкает, кусает и рычит. Инженер вернет “верхи”, включив “директ-бокс” (direct box или DI — direct input, direct injection) между басом и пультом. Дибокс — штука дешевая, там спрятаны всего лишь трансформатор, согласующий сопротивления и пропускающий “верхи” без помех. У многих дибоксов на панели выходные разъемы XLR для симметричных кабелей, но это палка о двух концах. Добрая весть: можно работать с длинными шнурами, и есть гарантия, что они не соберут все возможные шумы по пути от дибокса до пульта. Дурная весть: на входе микшерского пульта должны быть разъемы XLR (или “кэнон”), которые имеются только у высококлассных пультов. Придется искать какие-то переходники. Дибоксов в природе много: активные и пассивные, ламповые и на микросхемах, простые черные коробочки и многоканальные концертные рэковые устройства. Не удивляйся, что и звук у всех разный: выбирай себе самый подходящий. Но при прямой записи без дибокса никуда не уйти. Просто воткнуться и врубить все высокие не удастся.

ПИШЕМ ЧЕРЕЗ ПРЕДУСИЛИТЕЛЬ

Дибокс (если он не активный) на самом деле не усиливает сигнал, а только согласует сопротивления. Звучки бас-гитары вырабатывают не очень большое напряжение, и его надо усилить до стандартного уровня схемотехники пультов, обработок и магнитофонов. Поэтому придется включать выход баса (или дибокса) в микрофонный вход пульта: пульт “слышит” басовый сигнал как микрофонный и своим микрофонным предусилителем поднимает его до нужного уровня. Нам, басистам, повезло: басовый сигнал все-таки больше гитарного и, тем более, микрофонного — и нет нужды разоряться на дорогие предусилители. Почти во всех пультах микрофонные входы достаточно чувствительны, чтобы раскачать бас. Зато 4-канальники — это совсем другая песня. Насколько дешевы их встроенные “микшеры”, настолько ужасны их микрофонные предусилители. (Кто избегает “портастудий”, тот поступает мудро!) Оправдание может быть одно: сегодня мне нужно всего лишь демо любой ценой. И еще малой кровью, да на чужой территории. Тем же, кто почувствовал разницу, пора подумать о переходе на лучшую технику.

Студийные инженеры-профи все же питают слабость к специальным студийным микрофонным предусилителям (конечно, они же не сами покупают оборудование!) И записывают несколько сигналов с баса: скажем, сигнал с дибоксов, прямой сигнал с баса, 2 сигнала с разных звукоснимателей баса — каждый через свой активный дибокс, т.е. дибокс с предусилителем. Любимый предусилитель профессионалов Neve1073. Вообще, старые пульты “Нив” славны “музыкальностью” своих эквалайзеров. Помимо этого, они дают потрясающий низ и сохраняют плотность. Работая на “Нивах”, можно довести “низы” до неприличия, получая, тем не менее, чрезвычайно мощный звук. Другие пульты звучали более картонно, когда я поднимал на них басы.

Предусилители типа “Нива” стоят под штуку баксов (если кто-то и нападет на его след), но результатов можно добиться и на более дешевых приборах. Но мы — как поет МАНГО-МАНГО в песне про студийных аквалангистов — вам про них не расскажем! Нет места. Читайте специальные журналы.

КУДА ПИШЕМ

Традиционный носитель — это старая добрая аналоговая лента, горячо любимая инженерами за душевный частотный диапазон и “компрессию пленки”, которая склонна воспроизводить бас ровным, тугим и полным. Форматы здесь всевозможные: от кассетки на 4-канальнике, едва ли годной для записи компакта, до 24-канальной ленты шириной 2 дюйма предельного качества.

Недавно нарисовался зазубренный дискретизацией мир цифровой записи. Цифровые приборы работают со звуком не в виде волны, а виде компьютерного кода. При копировании (перезаписи) этот звук не меняется, не искажается, не падает по уровню и не цепляет шумы. Он настолько точен и бесшумен, что некоторые жалуются на его холод и стерильность по сравнению с аналоговым. Не то чтобы при переходе в цифру страдает тон — как раз наоборот. “Цифра” благоговейно передает все звуки. А вот аналоговые микшеры окрашивают звучание, ассоциируемое с записанной музыкой, и, по мнению многих, эта окраска приятна на слух. Выбирай — не хочу!

Если кто-то тащится по чистому, хрустящему цифровому звуку, то можно добиться неслыханных результатов, сочетая старину-аналог и юную цифру. К примеру, пропусти сигналы всех инструментов через ламповый предусилитель перед сведением или обработай таким образом готовую фонограмму. Цифровых машин сегодня много: от стерео ДАТ-магнитофонов с ДАТ-кассетой особого формата до 8-канальников, которые пишут на видеокассету S-VHS или Hi-8. Есть минидисковые 4-канальные портастудии. Для компьютерщиков-рецидивистов есть приборчики, загоняющие музыку на твердый диск, и программы, позволяющие вычищать всю лажу понотно.

КОМПРЕССИРУЕМ, ЧТО ПИШЕМ

Самая популярная обработка для баса — это компрессия (compress - сжимать). Что сжимаем? Динамический диапазон, или диапазон динамики инструмента, а проще говоря — разброс громкостей. Если он снижен, то громкие звуки становятся потише, а тихие — погромче. Это и есть задача компрессора: придавить очень громкие ноты (если неопытный басист лупит по струнам в быстрой части) и поднять “проваленные” ноты (в той же песне, ноты новичка индикаторы пульта могут “не заметить”). Поэтому компрессор очень нужен при микшировании, когда динамика уже записанных инструментов неотрегулирована и меняется скачками. Трудно заставить инструмент “лечь” в микс, чтобы сигнал с него был стабилен и сбалансирован с уровнем других инструментов. Особенно хороша эта обработка на бас: звук становится толще, ударнее и более “присутствует”. В компрессорах регулируются уровень компресии, порог, время атаки и отпускания. Подробнее об этом пишут концертные и студийные инженеры, я отмечу лишь важнейшие для традиционного баса. Короткое время атаки и чуть более долгое время отпускания (200-400 мс в зависимости от контекста) обычно хороши для баса. Уровень (compression ratio) выставляют от 0,5:1 для “тонкой” обработки до 10:1 для получения “задавленного” звука.

Интересно попробовать раздвоить сигнал кроссовером (на частоте около 250 Гц) и скомпрессировать верх и низ по отдельности с разными параметрами. Порой хочется слышать и пальцы на ладах. Но при подъеме высоких эквалайзером на линейке микшера бас становится “колючим”, пропадает глубина. Возвраты с компрессоров можно дать на входы пульта — как поступают с реверами — и ловить нужное ощущение. Слэп-басистам это явно придется по вкусу, в спектре их звуков много переходных ВЧ-составляющих. Есть приборы, помогающие именно так микшировать бас: сдвоенный предусилитель-компрессор Trace Elliot SMX (выпускается и в виде педали) и Rane DC24.

ПИШЕМ С КОМБА

Прямая запись — штука замечательная, но подчас она слишком чиста на слух. Если ты жаждешь звука, приближенного к концертному, или ты звучишь в составе квартета и, особенно, в трио, то прямой звук кажется искусственным, а то и вообще не к месту. Почти все мои коллеги-басисты записывают два канала. Включая иструмент в дибокс, с одного его выхода они пускают прямой сигнал в линию (снимая низ), а с другого — на вход комбика. Микрофон заслушивает динамики комба (снимая верх), дальше идет в пульт и т.д. Кто в восторге от перегруженного или своего “фирменного” звука, тот выберет возню с микрофонами.

Какой нужен микрофон? Он должен хорошо слышать низ и справляться с большими звуковыми давлениями НЧ-динамиков. Конденсаторные микрофоны этого не любят и сразу отпадают. Любой звукореж восславит D12 фирмы AKG. Более свежая модель D112 имеет небольшой “горб” в районе 4 кГц, подчеркивающий “щелчок” баса. Он разработан для установки внутри бочки. и не боится децибел. Подойдут Electrovoice RE20, Shure SM91A. Микрофон ставят близко к колонке и для более яркого звука направляют в центр динамика. При “близком” снятии мы минуем проблемы акустики студии. Параллельные стены комнаты могут вызвать стоячие волны. Игравшие в больших залах знают (и бессильно ругаются), что бас там резонирует и “гуляет”: вместо одного конкретного удара слышен долгий “бууум” поганого тембра. Отсюда безумные формы комнат и стен нынешних студий — псевдохаос, назад к природе, где нет ничего квадратного. Кстати, у слова square одно из значений “квадрат”; а другое — “лох”. Поставив микрофон дальше, получим более объемный звук.

Усилители и колонки басист выбирает сам, и комбинации здесь бесконечны. Кто-то использует гитарные усилители — мне нравятся некоторые модели Marshall 4х12. Замечу, что они все же гитарные и хорошо воспроизводят “верха”. Их можно рассматривать как своего рода кроссовер: с низом справится второй, линейный сигнал, прямиком идущий в пульт.

СВОДИМ, ЧТО ЗАПИШЕМ

Микширование — это последняя возможность изменить тембры, добавить эффекты или как-то обработать звук. А также стереть или “замазать” ошибки и сбалансировать инструменты по уровню. Повторюсь, что я — давно вняв совету профессионалов — никогда не кручу эквалайзеры пульта, записывая инструменты и голоса на пленку. Ведь никто и никогда не знает, как поведет себя измененный сигнал. (Если это не особые случаи домашней студии или запись контрабаса, о которых я расскажу в другой раз). Сводя чужие записи, я не раз сетовал, что “провален” верх на гитаре или бас переобработан флэнджером, и исправить это подчас нереально. Музыканты говорили, что хотели как лучше, но вместо полноценного сведения — поиска нового интересного звучания — получалась штопка дыр.

Поворачиваясь на стуле к эквалайзеру, вспомним о частотах баса. Низ от 40 до 100 Гц — это ноты открытых струн, там бас “качает”, становится “глубоким”. Но если переборщить с низом, микс становится вязким, мутным и начинает бубнить. Нижней серединой считают диапазон от 100-200 Гц до 600-700 Гц, это самое “мясо” басового спектра, ответственное за конкретность нот и за “жирность”. Неумение отрегулировать нижнюю середину делает бас “картонным” или “хрюкающим”. В верхней середине от 600 Гц до 3 кГц бас звучит резко и рычаще. Слишком большой подъем здесь дает хриплый или подзванивающий тон. Верх простирается от 3-4 кГц до пределов человеческого слуха, но не больше 15-16 кГц. Эти частоты придают блеск и прозрачность тембру, а все “слэпари” согласно качнут грифом. Беда здесь — а при подъеме высоких всегда беда — шумы и призвуки пальцев, елозящих по грифу. Здесь все делается на слух, но один рецепт есть. Помести в миксе бас вне других инструментов. Если гитара “пожирает” спектр баса, слегка подрежь ее на том частотном отрезке, где поднимаешь бас. Постоянно применяя такую методу при микшировании (кстати, и на концерте), можно избавиться от звуковой каши: инструменты станут чистыми и отчетливыми. На финальном миксе стоит обработать звуки всеми примочками, которые топчешь на сцене. Не стоит только забывать, что дорогие студийные “чудеса” способны на большее — по параметрам, а главное, по шумам. Выбирай лучшее.

Изредка даже звук с комба не “прорезается” в миксе, и тогда попробуй еще одну “фишку”. Берем незапятнанный “прямой” звук с линии, заводим его на вход другого комба и снимаем этот звук микрофоном еще на один канал. Посидев с одним комбом, вы с инженером наверняка почувствуете, что надо покрутить на другом. Уж это выстрелит! Вероятно, не басист, а инженер обязан помнить и о фазах сигналов. Записанные с разных источников сигналы не должны быть противофазны, иначе они друг друга погасят во всех смыслах. Если на пульте нет кнопки реверса фазы, звукорежам придется посидеть 5 минут с паяльником. Главный критерий верной фазировки — две басовые дорожки должны звучать вместе лучше, а не хуже.

Студийный же инженер посоветует прослушать микс на разных акустических системах: и на дальнобойных студийных монстрах Таnnоу, и на небольших колонках Yamaha NS10 “ближнего боя”. Помни о “мыльницах” — в них бас никогда не слышен! Послушай микс и на “китайце”.

НАКОНЕЦ, ЗАПИСАЛИ

Подытоживая опыт, приходим к выводу о верности Единственного Правила Студийной Записи. Никто не знает, как должен звучать бас в законченном продукте: достоинства твоего инструмента, особенности аранжировки и вкус продюсера влияют на произведение. Определись, чего ради делается запись. Проявить твои сольные достоинства? Тогда другие инструменты будут фоном для ясного и отчетливого баса. Если нужен драйв группе, то бас должен органично вписываться. Зрители не обязаны знать, что слушают в песне бас, но должны знать, что он их трогает. Лучше, если вместо: “Ух, какая клёвая басовая партия!” — они скажут: “Здорово звучит, и непонятно отчего. Но я просто балдею от “низа”!

rockabillyswing, 08.12.2003
www.rockabillyswing.boom.ru

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, .

Пополнения софта для Windows

  • Nils K1v
    Nils K1v05 июля 2020

    VST-ромплер, имитирующий синтезатор Kawai KM1, известная японская классика 1988 года.K1v имеет 8-битный механизм синтеза с 4 источниками на голос и полноценную реализацию

  • Imaginando DLYM v2.0
    Imaginando DLYM v2.027 июня 2020

    DLYM - это бесплатный плагин, который производит эффекты в стиле фленджер и хоруса с использованием мощной технологии обработки Imaginando.Независимо от того, хотите ли вы

  • Moncasual Giada Loop Machine v0.16.3.1
    Moncasual Giada Loop Machine v0.16.3.124 июня 2020

    Приложение, созданное как минималистский. Хардкорный аудио-инструмент для ди-джеев и тех, кто выступает вживую. Giada - это бесплатный аудио-инструмент для ди-джеев и тех,

  • Lostin70s HaNon B70
    Lostin70s HaNon B7024 июня 2020

    HANON B70 - это виртуальный инструмент, который клонирует знаменитый B3 Hammond в сочетании с Leslie 122. Он основан на физической эмуляции 91-тональных колёс, которые постоянно

  • SyS Audio Research Ton-Geraet 1 v1.2
    SyS Audio Research Ton-Geraet 1 v1.202 июня 2020

    SyS TG1 - это мультитембральный синтезатор с 2 отдельными голосами и секвенсором формы сигнала.Исходя из C64 и 8-битного звукового мира, Wertstahl всегда хотел иметь синтезатор,

Новости музыкального софта

Новости музыкального оборудования